Сергей Маньков. Необычная судьба глухонемого художника

176 просмотров всего, 7 просмотров сегодня

Сергей Маньков. Историк. Родился в 1982 году в Санкт-Петербурге. Юрист. Историк-генеалог. Член редакци­онного совета альманаха «Русский Міръ». Действительный член Русского генеало­гического общества, Историко-родословного общества в Москве и Всероссийского геральдического общества. Автор более ста научных, научно-популярных и энци­клопедических публикаций по истории России и русского зарубежья.

 

Цветные вкладки к статье Сергея Манькова «Необычная судьба глухонемого художника», прилагаемые в печатном издании альманаха

НЕОБЫЧНАЯ СУДЬБА ГЛУХОНЕМОГО ХУДОЖНИКА

Несмотря на то, что обучение и практическая творческая деятельность лиц с ограниченными возможностями вплоть до сегодняшнего дня, счи­тается делом весьма затруднительным, история мирового искусства знает множество примеров небезуспешных художников-инвалидов. Биографии многих из подобных незаурядных фигур плохо исследованы и описаны. В этом ряду весьма интересна судьба глухонемого художника Николая Ивановича Ивашинцова (1803-1864).

Имя этого человека встречается в ряде отечественных искусствоведче­ских работ XIX-XX веков. Но даже в столь значимых изданиях, как «Под­робный словарь русских гравёров XVI-XIX вв.» Д. А. Ровинского1 и био-библиографический словарь «Художники народов СССР»2, приводящих сведения о нем, не раскрываются его отчество, происхождение, даты жиз­ни и служба по Военному ведомству.

Николай Иванович Ивашинцов родился в 1803 году в семье поручика Ивана Петровича Ивашинцова (1776-1810)3. Род Ивашинцовых принадле­жал к древнему дворянству Солигаличского и Буйского уездов Костром­ской губернии4. Глухонемой от рождения Николай рано лишился всех сво­их ближайших родственников. Когда ему было семь лет, от чахотки умирает его отец; ещё раньше скончалась мать и два младенца-брата Александр и Михаил.

Жизнь глухонемого ребенка могла сложиться весьма трагично, если бы в его судьбу не вмешалась вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна (1759-1828). Дело в том, что в 1796 году для сообщения о рож­дении её третьего сына, Великого Князя Николая Павловича (будущего Императора Николая I), из Царского Села в Санкт-Петербург к Екатери­не II нарочным был послан вахмистр Лейб-гвардии Конного полка Иван Петрович Ивашинцов 5. Позже отец Н. И. Ивашинцова был переведён на службу в Кавалергардский полк, шефом котором являлась Импера­трица Мария Фёдоровна. Императрица осуществляла Высочайшее по­кровительство глухонемым детям. Причиной этого стала встреча Марии Фёдоровны с глухонемым мальчиком Александром Меллером в Павлов­ском парке. Для облегчения участи этого мальчика и подобных ему детей Императрица Мария Фёдоровна поручила выписать из Польши одного из наиболее известных профессоров, ксендза Винцента-Ансельма Зыгмунта, чтобы с его помощью учредить в 1806 году Санкт-Петербургское училище глухонемых.

По августейшей воле Императрицы Марии Фёдоровны Николай Ива­шинцов был определён воспитанником в это училище6. Здесь несчастный ребёнок научился не только читать и писать, но благодаря наставничеству известных гравёров Н. И. Уткина и глухонемого К. К. Гампельна7, пре­подававших в училище, стал искусным рисовальщиком, гравёром «креп­кой водкой» и литографом. В числе других талантливых воспитанников Санкт-Петербургского училища глухонемых Н. И. Ивашинцов бывал в Павловском дворце и проживал в крепости Бип в парке «Мариенталь». Для кабинета Императрицы Марии Фёдоровны в Павловском дворце им было изготовлено несколько работ, в частности офорты — «Три го­ловы восточного типа» (1819), «Голландские мужики за столом» (1820) и др., а также литография «Скачущий казак…» (1822)8. Творческий та­лант юного глухонемого художника был востребован и среди дворян­ства. К примеру, изображение цветов работы Ивашинцова можно встре­тить в личном альбоме вдовы генерал-майора Маргариты Михайловны Тучковой (1780-1852), впоследствии игуменьи Марии, основательницы Спасо- Бородинского монастыря9.

В 1821 году в «Журнале Императорского человеколюбивого обще­ства» в статье «Ручная азбука глухонемых» впервые в России был опубли­кован дактильный алфавит, литографически изображённый художником Николаем Ивашинцовым10.

Будучи в Павловске, Николай Ивашинцов был представлен будуще­му Императору Николаю I, высоко оценившему работы протежируе­мого своей матерью молодого человека. Благодаря желанию своего но­вого покровителя, достигший двадцатилетнего возраста Н. Ивашинцов 20 августа 1823 года был принят в качестве вольнонаёмного художника в чертёжную Генерал-инспектора по инженерной части11. В качестве ме­ста жительства ему было определено помещение в Инженерном замке Санкт-Петербурга. На новом месте Н. Ивашинцов занимался раскрашива­нием рисунков обмундирования российской армии и гвардии, черчением военных планов и карт, выполнял каллиграфические работы.

25 апреля 1826 года по Высочайшему повелению взошедшего на пре­стол Императора Николая I Н. И. Ивашинцов был произведён в чиновники XIV класса, а 8 августа 1832 года зачислен в чертёжную на действительную военную службу. 28 октября 1839 года был произведён в чин губернского секретаря. 18 апреля 1850 года переведён в Департамент военных поселений Военного министерства. 6 мая 1850 года назначен художником-рисоваль-щиком и гравёром литографии в том же департаменте. За отлично-усерд­ную службу Николай Иванович был неоднократно награждён денежными поощрениями: 25 апреля 1830 года — 250 руб., 27 марта 1834 года — 250 руб., 27 марта 1837 года — 500 руб., 10 февраля 1842 года — 214 руб. 28 4/7 коп., 24 января 1844 года — 107 руб., 24 января 1846 года — 107 руб. 21 коп., 21 июля 1851 года — 150 руб.12

Одновременно со своей службой в Военном ведомстве в период 1835- 1858 годов Ивашинцов продолжал заниматься творческой деятельностью: выполнил рисунки (картины, акварели), среди них: портреты — художни­ка графа Ф. П. Толстого, князя М. С. Волконского и графа Остен-Сакена, а также серию иллюстраций по мотивам книг Даниэля Дефо «Робинзон Крузо» (1850) и Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души» (1857)13. Советский искусствовед Г. Островский характеризовал работы Н.И.Ива- шинцова следующим образом: «Жизненно, убедительно, с чувством юмо­ра и иронии воссоздаёт художник зрительный облик героев гоголевской поэмы. Без труда узнаем мы и Чичикова, вынужденного терпеливо выслу­шивать громогласные рассуждения Ноздрёва, и умилённого, растроган­ного Манилова в кругу чад и домочадцев, и Петра Петровича Петуха, едва переводящего дух после обильного обеда. Выбор сюжетов и номера, про­ставленные на обороте рисунков, позволяют предполагать, что перед нами лишь фрагменты более обширного иллюстративного цикла. <…> Наибо­лее интересны, пожалуй, зарисовки народных типов, привлекающие вни­мание своей конкретностью, сдержанным и уважительным отношением автора к своим моделям. Надо полагать, что хотя Н. Ивашенцев и затерял­ся со временем среди более крупных и оригинальных мастеров русского графического искусства середины прошлого века, но творчество его раз­вивалось в русле демократического реализма тех лет»14.

Несмотря на врожденный недуг, Н. И. Ивашинцову удавалось управ­лять своими имениями в Костромской губернии. Так, в 1853 году он вы­зывался в Буйский уездный суд за неплатёж казённой недоимки после продажи своего имения15. В 1857 году в Костромской палате гражданско­го суда спорил с вдовой своего дяди, полковницей Каролиной Карловной Ивашинцовой, по делу о праве владения имением своего умершего отца И. П. Ивашинцова16. 9 апреля 1861 года продал государственному кре­стьянину Буйского уезда, Контеевской волости, деревни Панино Ива­ну Ефимову два участка земли по деревни Контратово Буйского уезда в 12 и в 5 десятин соответственно за 28 руб. 30 коп.17

Егцё более невероятным фактом биографии глухонемого художника Н. И. Ивашинцова является его женитьба на дочери основателя и перво­го директора Томской гимназии, коллежского советника барона Августа- Вильгельма-Готлиба (Августа Христиановича) фон Эйбена (1751 — после 1821) — баронессе Елизавете-Ксаверии ( 1820—1895)18. Можно предполо­жить, что данный брак был заключен посредством Высочайшего покрови­тельства, и баронесса также могла страдать определёнными врождёнными заболеваниями, поскольку союз являлся бездетным.

В начале 1850-х годов Николая Ивановича постиг удар, и он «стал стра­дать» частичным параличом. 8 июля 1856 года он был уволен со службы по состоянию здоровья с пожалованием в коллежские секретари и назна­чением пенсии 350 руб. в год19.

Скончался отставной коллежский секретарь Николай Иванович Ива­шинцов 27 ноября 1864 года в Санкт-Петербурге. После смерти мужа его вдова Елизавета Августовна Ивашинцова ходатайствовала о при­своении его пенсии, поскольку осталась вместе с престарелой матерью баронессой Анной и больной сестрой, баронессой Софией фон Эйбен «без средств к существованию». Высочайшая милость, распространявшая­ся на всю жизнь глухонемого И. И. Ивашинцова, и в этот раз не мино­вала его вдову. В 1865 году вследствие Высочайшего распоряжения Им­ператора Александра II Елизавете Ивашинцовой была назначена пенсия 250 руб. в год. «негласно» (поскольку её размер не соответствовал чину покойного мужа), которую она продолжала получать вплоть до своей смерти 31 декабря 1895 г.20

Сергей Маньков. Необычная судьба глухонемого художника. // «РУССКИЙ МIРЪ. Пространство и время русской культуры» № 10, страница 117-121

Цветные вкладки к статье Сергея Манькова «Необычная судьба глухонемого художника», прилагаемые в печатном издании альманаха

Н. И. Ивашинцов. Голова женщины. Рисунок. Бумага, карандаш итальянский. Первая треть XIX в. © СПб ГБУК «Государственный музей-заповедник „Павловск“», Санкт-Петербург

Н. И. Ивашинцов. Скачущий казак. Бумага, литография раскрашенная. 1822. © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, 2016

Н. И. Ивашинцов. Голландские мужики за столом. Бумага, офорт. 1820. © СПб ГБУК «Государственный музей-заповедник „Павловск“», Санкт-Петербург

Н. И. Ивашинцов. Три головки восточного типа. Бумага, офорт, акварель. 1819. © СПб ГБУК «Государственный музей-заповедник „Павловск“», Санкт-Петербург

Н. И. Ивашинцов. Цветы. Рисунок из альбома М. М. Тучковой. Бумага, графитный карандаш, 1824. © Российский государственный архив литературы и искусства

Н. И. Ивашинцов. Мечты Чичикова о женитьбе. Иллюстрация к поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Бумага, тушь, перо. 1857. © Дом Н. В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека

Н. И. Ивашинцов. Петух после обеда. Иллюстрация к поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Бумага, тушь, перо. 1857. © Дом Н. В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека

Н. И. Ивашинцов. Манилов в кругу семьи. Иллюстрация к поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Бумага, тушь, перо. 1857. © Дом Н. В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека

Н. И. Ивашинцов. Чичиков в гостях у Ноздрёва. Иллюстрация к поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Бумага, тушь, перо. 1857. © Дом Н. В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека

Скачать текст

 

 

Примечания

 

  1. Подробный словарь русских гравёров XVI-XIX вв. / Сост. Д. А. Ровинский. СПб., 1895. Стб. 115, 403-404.
  2. Художники народов СССР: биобиблиографический словарь. Т. 4. Кн. 1 (Еле- ва-Кадышева). М., 1983. С. 462.
  3. Сборник биографий кавалергардов. T. II: 1762-1801 / Подред. С. А. Панчулид- зева. СПб., 1904. С. 271-272.
  4. РГИА. Ф. 1343. Он. 22. Д. 3326. А. 47-47 об.
  5. Сборник Русского исторического общества. Т. 98: Материалы и черты к биографии Императора Николая I и к истории его царствования / Изд. под ред. Η. Ф. Дубровина. СПб., 1896. С. 7.
  6. Художники народов СССР: биобиблиографический словарь. Т. 4. Кн. 1 (Елева-Кадышева). С. 462.
  7. Великанова С. И. Новые факты творческой биографии К. К. Гампельмана // Русская графика XVIII — первой половины XIX века: новые материалы. А., 1984. С. 132, 143; Ровинский Д. А. Николай Иванович Уткин, его жизнь и произведения. СПб., 1884. С. 35-41 .
  8. Тевяшов Е. Описание нескольких гравюр и литографий. СПб., 1903. С. 113; Подробный словарь русских гравёров XVI-XIX вв. / Сост. Д. А. Ровинский. СПб., 1895. Стб. 115,403-404.
  9. Бодрова А. Н., Евстигнеева А. Л. «Пример любви и верности святой…»: о судьбе М. М. Тучковой, жены героя Отечественной войны 1812, погибшего под Боро-дино, А. А. Тучкова // Наше наследие: иллюстрированный историко-культурный журнал. № 103. М., 2012. С. 66-71.
  10. Карпова Г. А. Основы сурдопедагогики: учеб, пособие для студентов высших педагогических учебных заведений. Екатеринбург, 2008. С. 71, 213.
  11. РГВИА. Ф. 395. Оп. 171. Д. 391. Л. 1-22.
  12. РГВИА. Ф. 395. Оп. 171. Д. 391. Л. 1-22.
  13. Художники народов СССР: биобиблиографический словарь. Т. 4. Кн. 1 (Елева-Кадышева). С. 462.
  14. Островский Г. Неизвестные иллюстрации к «Мёртвым душам» // Панорама искусств: научно-популярный сборник. [Вып.] 1: 1977-1978. М., 1978. С. 232-234.
  15. Санкт-Петербургские сенатские объявления по судебным, распорядительным, полицейским и казённым делам. № 19 от 5 марта 1853 г. С. 8. Разряд III. Ст. 8597.
  16. Санкт-Петербургские сенатские объявления по судебным, распорядительным, полицейским и казённым делам. № 13 от 14 февраля 1857 г. С. 4. Разряд II. Ст. 6723.
  17. Санкт-Петербургские сенатские объявления по казённым, правительственным и судебным делам. № 52 от 1 июля 1865 г. С. 1142. Отдел II. Разряд XXIII. Ст. 48982.
  18. РГВИА. Ф. 405. Оп. 10. Д. 1295. Л. 1-37.
  19. РГВИА. Ф. 395. Оп. 171. Д. 391. Л. 1-22.
  20. РГВИА. Ф. 405. Оп. 10. Д. 1295. Л. 1-37.