Елена Сайко. Культура как открытый проект (рецензия на книгу: Н. Хренов. «Русский Протей»)

204 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Николай Хренов. Русский Протей.  СПб.: Алетейя, 2007

 

 

 

 

Елена Сайко: доктор философских наук, доцент кафедры культурологии и деловых коммуникаций Российской академии государственной службы при президенте РФ (Москва)

 

Культура как открытый проект

Строфа из «Одиссеи» Гомера, ставшая эпиграфом к предисловию книги «Русский Протей» известного отечественного ученого, доктора философских наук профессора Николая Андреевича Хренова, тонко и емко, как это возможно только в притче и мифе, выражает авторский замысел. Подобно Протею — морскому божеству, способному к перевоплощению, принятию разных обликов, — личность представлена многообразием психологических типов, присущих каждой культуре. Этот «ряд волшебных изменений милого лица» (А. Фет) характерен и для русской культуры.

Императив «культура — открытый проект» следует из самой позиции автора книги, считающего, что «культура любого народа является открытой системой, предусматривающей множество возможностей развития. Эта противостоящая любой форме тоталитаризма и коллективизма открытость связана с присутствием в культуре множества личных проявлений, множества типов личностей»1.

Анализируя отечественную традиционную культуру, Н. А. Хренов концептуализирует картины мира, характерные для пассионария и активно проявляющего себя мещанина-предпринимателя. В результате базовым типом в русской культуре, учитывая и социализацию картин мира, свойственных перечисленным типам личности, автор полагает лиминантную личность. Для нее характерен перманентный выход из иерархической системы социальных статусов. Институционализация данного типа личности драматизирует саму политическую историю, о чем весьма красноречиво свидетельствует и весь ХХ век, и начало ХХI столетия.

«Русская драма» ХХ века как тема острых дискуссий о сути и бытие тоталитаризма по-российски и шире (о ней как явлении политической истории, начало которому положил период перестройки, а завершение, по причине все той же открытости обсуждаемых вопросов, явно отложено или периодически подменяется «ложными кодами») подвигла Н. А. Хренова, ставшего активным участником этих споров и обсуждений, к созданию книги «Русский Протей». Книга Н. А. Хренова — это отнюдь не «исповедь сына века» в духе «o tempora, o mores!». Это глубокое научное осмысление драмы эпохи перемен, разыгрываемой на подмостках ХХ века, посредством ретроспекций, осознания реалий и размышлений над будущим.

Автор «Русского Протея» всесторонне анализирует культурные процессы посредством уже существующих методов выделения типов личности в психологии, предлагая при этом свою типологию. Говоря о том, что «в русской культуре, как и вообще в каждой культуре, существует не один, а множество типов личности», Н. А. Хренов выделяет особые черты именно русской культуры, в которой решающую роль играет «один, т. е. базовый тип личности, во многом определяющий другие разновидности личности»2.

По мнению автора книги, «каждый человек, тяготея к какому-то одному из многих типов, в то же время соотносится с доминантным для культуры в целом»3, что позволяет определить данный механизм как протеический.

Это суждение Н. А. Хренова соотносится с мотивацией З. Фрейда взаимоотношений человека и культуры, считавшего, что и всему человечеству, и каждому человеку «трудно сносить жизнь. Долю лишений накладывает на него культура, в которой он участвует, доля страданий — или несмотря на культурные предписания, или же вследствие несовершенства культуры — исходит от других людей. К этому добавляются те ущербы, которые причиняет ему необузданная природа, человек называет это судьбой. Как следствие этого состояния, должно было развиться состояние постоянного боязливого ожидания и тяжкое ущемление природного нарциссизма»4.

В. Розанов отмечал, что, «если нет двух тождественных людей, как могут быть два тождественных желания в разных людях? Посему-то „общественность“ есть еще, где каждый в чем-то угнетен, придавлен соседом или соседями, а кто-то расширился и поднялся около него. Удачный, горластый, ловкий — расширился, скромный и сидит „скоромнее“. Итак: ложь, притеснение и хвастовство — вот три змеи, обвившие всякую общественность» 5.

Личность творческая, Художник, как правило, выражает протест против источника лишений и страданий. «Ненавижу. Боюсь. Презираю», — заявляет, к примеру, В. Розанов. Человек «развивает соответственную меру сопротивления против установления этой культуры, — поясняет З. Фрейд, — враждебность к культуре»6. И — скрывает ее под маской.

Именно это имеет в виду Н. Гумилев, оценивая творчество Ш. Бодлера: «К искусству творить стихи прибавилось искусство творить свой поэтический облик, слагающийся из суммы надевавшихся поэтом масок. Их число и разнообразие указывает на значительность поэта, их подобранность — на его совершенство» 7. Таким образом, «протеичность» культуры в целом и личности в культуре, в особенности в русской культуре в наиболее драматичные периоды ее развития, — сколь эпатажна, столь и закономерна.

Важным является то, какой из типов личности становится доминирующим в культуре. По мнению автора книги, в русской культуре первую скрипку играет «тип лиминария, то есть тип, ориентированный на выход из сложившихся форм жизни и на переход в другие миры. Это вообще тип личности утописта, обращенного к трансцендентному и сверхчувственному»8. Его доминирование, по мысли Н. А. Хренова, и определяет во многом катастрофичность истории России, в которой прослеживается инверсионность функционирования, и объясняет «способность представителей русской культуры систематически начинать историю с чистого листа»9.

Доминирование лиминального типа личности не исключает, а, наоборот, предполагает многообразие типов в русской культуре, что обусловливает ее функционирование в форме диалога — дискуссионного, эристичного. Что же касается протеичности русского человека, то именно она, по справедливому замечанию автора, позволяет преодолеть барьеры и стереотипы, способствует формированию эффективного диалога. Но не протеизм как таковой побудил Н. А. Хренова к созданию книги, а сама эпоха, которую мы переживаем, тот «совершающийся на наших глазах процесс перехода к новым формам жизни, развертывающийся в том числе и на уровне психологии»10. Автор называет его сменой картин мира, связывая происходящие трансформации прежде всего с активизацией делового человека («мещанина-предпринимателя») и институционализацией картины мира, ему адекватной.

Этот тип личности подвергается детальному анализу и глубокому осмыслению в четвертой главе книги «Мещанско-предпринимательская субкультура и соответствующая ей картина мира». И тому есть свои убедительные аргументы, поскольку актуализация делового человека, по справедливому замечанию автора книги, порождает инновации, сопровождающиеся многообразием аффектов, в том числе разного рода неожиданностями, которые придают эксцентричность и драматизм нашей действительности. В то же время утилитарно мыслящий тип личности, как и прежде, остается недооцененным, несмотря на свою очевидную роль в истории русской культуры — уже сыгранную и ту, которую ему еще предстоит исполнить в новой драме культуры. Именно поэтому идея Н. А. Хренова исследовать данную тенденцию в репроспективном, не лишенном антиципации аспекте, а главное, отталкиваясь от реального времени, — представляется особенно ценной. Ведь самое сложное — суметь осмыслить настоящее. Если это и удается сделать, то, как правило, в образах и метафорах. Какие-либо закономерности, четкие понятия, стройные системы и терминологические ряды рождаются гораздо позднее, спустя десятилетия и столетия.

Автор книги, по собственному заявлению, не считает себя пророком… Но прогностом он быть обязан, особенно если речь идет об одном из доминирующих ныне и, судя по всему, не собирающемся сдавать свои позиции тренде в развитии культуры. Конечно, культура будущего — это, в известной степени, «terra incognita». Но если не обозначить сегодня подходы к ее пониманию, то она надолго, если не навсегда, останется «tabula rasa».

«Русский Протей» Н. А. Хренова — это попытка «остановить мгновенье» (с пиететом апеллируя к прошлому и с интересом наблюдая за настоящим), причем в той транскрипции гетевской мысли, которую предлагает А. Блок, полагая, что мгновение не столь прекрасно, сколь неповторимо.

Действительно, стереотип восприятия, существующий по отношению к деловому человеку (мещанину-предпринимателю), сегодня крайне далек от его идеализации и эстетизации. Скорее, здесь речь может идти о хорри- фикации, предполагающей хаос, экспансию ужаса, страха и мотивы катастроф, которые нередко звучат в прогнозах, связанных с судьбой культуры.

Честь ли это или тяжелая участь?! Ответ стоит искать не в настоящем, а в будущем. Потому что из века в век сбывается пророчество поэта:

Придут другие, разрыхлят глыбы,

Зароют, — уйдут беспокойно прочь:

Они обо мне помолиться могли бы,

Да вот — помешала белая ночь!

А. Блок

Книга Н. А. Хренова, посвященная исследованию картины мира в русской культуре в ракурсе характерологии народа, в контексте дихотомии «игра-ритуал» и посредством ремоделирования лиминального типа личности, помогает понять незавершенность и семантическую бесконечность самого феномена культуры. Читая книгу, не раз задаешься сакраментальным, на первый взгляд, вопросом: так что же такое «культура», в том числе — русская культура? Авторские размышления о культуре позволяют утверждать, что это открытый проект с запланированными ожиданиями и непредвиденными потерями. Непредвиденными прежде всего для тех, кто не желает (или боится?!) посмотреть в глаза многоликому Русскому Протею.

Елена Сайко. Культура как открытый проект (рецензия на книгу: Н. Хренов. «Русский Протей»).//«РУССКИЙ МIРЪ. Пространство и время русской культуры» № 1, страницы 283-286

Скачать три рецензии из рубрики “Рецензионная палата”

 

 

Примечания
  1. Хренов Н. А. Русский Протей. СПб., 2007. С. 9.
  2. Хренов Н. А. Русский Протей. СПб., 2007.С. 8.
  3. Хренов Н. А. Русский Протей. СПб., 2007.С. 8.
  4. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». М., 2004. С. 128.
  5. Розанов В. Мимолетное // В кн.: Розанов В. Миниатюры. М., 2005. С. 363.
  6. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». С. 128.
  7. Гумилев Н. Поэзия Бодлера // В кн.: Бодлер Ш. Цветы зла. Школа язычников. М., 2005. С. 12.
  8. Хренов Н. А. Русский Протей. С. 11.
  9. Хренов Н. А. Русский Протей. С. 11.
  10. Хренов Н. А. Русский Протей. С. 11.