Сергей Дыбов. Франция хранит могилы белых и красных русских

449 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Родился в 1964 году. По образованию инженер-геолог-эксперт. С 1996 года прожи­вает во Франции – в городе Булонь-сюр-мер, департамент Па-де-Кале. Ответствен­ный по международным отношениям компании «Группа СБ» (Карьер дю Булёнэ), которая осуществляет горно-металлургическую деятельность в Восточной Европе.

 

Член ассоциации «Normandie-Niemen», severr.livejournal.com

В мае 2007 года, после событий в Таллинне, связанных с демонтажом памятника Советской Армии, победительницы фашизма, всплыла тема о захоронениях русских и советских солдат за рубежом бывшего СССР. В различных публикациях, в том числе экспертов и военных историков, весь­ма удивляла цифра, называемая для Франции: всего два таких кладбища.

На первый взгляд, конечно, вполне может возникнуть вопрос, как Франция связана с нашими солдатами, погибшими во время двух мировых войн, в которых она была союзником России и воевала с Германией. Во время Первой мировой войны во Франции воевали русские Особые Бри­гады. Но основное количество погибших наших солдат как в Первую, так и Вторую мировые войны составляли военнопленные, которые использова­лись противником на тяжёлых фортификационных работах. Во Франции было более двухсот тысяч советских военнопленных, использовавшихся организацией Тодт на строительстве Атлантического вала, а также на ра­ботах в шахтах и рудниках, на металлургических заводах. Почти пять тысяч неизвестных советских солдат, похороненных в Нуай Сан-Мартане, — это заключённые лагеря Шталаг 12 Ф.

Русскими и советскими военными памятниками и мемориалами во Франции я заинтересовался случайно лет десять назад. Поводом к тому явилась статья о британском военном кладбище, напечатанная 11 ноября 1998 года в газете города Булонь-сюр-мер (тут я живу и работаю), приуро­ченная к 80-летию окончания Первой мировой войны. Так, к своему удивле­нию, я узнал, что на этом кладбище похоронены не только британские сол­даты, но и польские, румынские, немецкие, и в том числе — даже русские.

Тема заинтересовала, и я стал собирать информацию по печатным и се­тевым источникам, посещая мемориалы во время многочисленных коман­дировок, поездок в отпуск, обмениваясь информацией с любителями исто­рии Первой мировой войны во Франции и других странах. Вскоре убедился, что, к сожалению, по этому вопросу до сих пор нет не только никакой свод­ной литературы, но и единого мнения о количестве русских захоронений.

Во Франции сейчас существует три военных кладбища, относящих­ся к России: это два военных мемориала Второй мировой войны, являв­шихся собственностью ещё СССР, ныне перешедшие Российской Федера­ции — Нуайе-Сан-Мартэн в Пикардии и Валлеруа в Лотарингии; и клад­бище Первой мировой войны Мурмелон в Шампани, принадлежавшее ор­ганизации ветеранов Рус­ского Экспедиционного Корпуса1. Возникшие как советские военные клад­бища — Агно2 в Эльзасе и Буле в Лотарингии — ныне в официальных ре­гистрах таковыми они не числятся. Буле, возмож­но, передано Украине.

Карта воинских захоронений русских и советских солдат I и II мировых войн во Франции, Бельгии и частично Великобритании. На карту также нанесены: 41 мемориал в Бельгии, 7 из 14 — в Великобритании (из них 2 — на Норманских островах), 2 — в Люксембурге и 1 — в Швейцарии

Но кроме них суще­ствует множество других военных захоронений советских и русских сол­дат, погибших во время двух мировых войн и на­ходящихся ныне на фран­цузских, британских или немецких военных клад­бищах. А также сохрани­лось немало одиночных могил советских участ­ников партизанских отрядов Французского Со­противления на граждан­ских кладбищах, которые вообще не поддаются учёту. Все ныне существу­ющие могилы, лишь часть того, что были изначаль­но, и далеко не все они сегодня в хорошем со­стоянии. Больше повезло тем могилам, которые на­ходятся на иностранных военных кладбищах. Они в относительном поряд­ке, а главное — им ничего не угрожает. А могилы на гражданских муниципаль­ных кладбищах зачастую заброшены, запущены (как братская могила в Камье) и рискуют попасть под снос — во Франции места на кладбищах аренду­ются и по истечении срока могут быть снесены.

Русский воинский мемориал Первой мировой войны в г. Мурмелон (Шампань)

По опубликованным данным французского Министерства обороны во Франции на 71 военном некрополе Первой мировой войны похоронены 6459 русских солдат и на 14 военных кладбищах Второй мировой — почти 6000 советских солдат. Из них 8 — смешанные некрополи Первой и Вто­рой мировых войн.

По данным общественной организации MemorialGenWeb3, занимаю­щейся созданием электронного регистра военных некрополей, во Фран­ции насчитывается 47 мест захоронений русских солдат Первой мировой и 23 места захоронения советских солдат Второй мировой войн. Ставший не­давно доступным в Интернете «Общественный банк данных Мемориал»4 по документам из Центрального архива Министерства обороны СССР упо­минает 48 мест захоронений совет­ских солдат Второй мировой вой­ны во Франции. И, наконец, по дан­ным Генерального Консульства РФ в Страсбурге только в Эльзасе и Лотарингии находится 47 военных кладбищ с останками русских и со­ветских солдат.

Нетрудно заметить, что приве­дённые выше данные не совпадают вообще никак. Все они неполные и односторонние. Министерство обороны Франции учитывает толь­ко военные некрополи, находящи­еся на его балансе, и не учитывает некрополи, находящиеся на балан­сах муниципальных служб. Напри­мер, военный некрополь в городе Дуэ (Па-де-Кале), на котором похоронено 112 солдат русской им­ператорской армии, вообще от­сутствует в изданном справочни­ке. Также многие солдаты Первой мировой войны, оказавшиеся во Франции и потерявшие своё государство в результате революций, числятся как солдаты французской армии, что справочник тоже не отражает. Так, на военном некрополе в Вузье, который находится неподалёку от известного Мурмелона, 56 рус­ских солдат похоронены на отдельном русском участке некрополя, в то вре­мя как ещё 52 — похоронены среди французских солдат и не учтены реги­стром. Нередки случаи, когда могилы переносились с деревенских кладбищ и на одном кресте воспроизводились две или три фамилии, которые францу­зы регистрировали как одну. Такое можно видеть в Сен-Квентине, где похо­ронено 128 русских военнопленных Первой мировой войны, умерших в не­мецком лагере, по официальным данным числится только 117. Кроме того, официальные французские регистры, как правило, составляют алфавитные списки без разделения по госу­дарственной принадлежности.

Несохранившийся памятник русским солдатам, погибшим во Франции, установленный в ноябре 1927 г. «Союзом русских офицеров севера Франции» в г. Валансьен (Норд)

Общественная организа­ция MemorialGenWeb пользу­ется услугами добровольцев, которые не всегда достаточ­но добросовестно обрабатыва­ют свои данные, и в связи с этим несколько русских военных не­крополей у них числятся как французские. И продолжают числиться таковыми, несмотря на неоднократные обращения. Но эти же добровольцы по­могли обнаружить и множество одиночных могил на граждан­ских кладбищах. Таких, напри­мер, как лейтенанты Деренвенский (вернее всего, Деревенский, но так на­писано на могиле и на городском памятнике) и Браж (департамент Уаза).

Крупнейший русский военный некрополь Первой мировой войны во Франции в г. Мец (Лотарингия)

Министерство обороны СССР проводило учёт похороненных во Франции советских солдат уже в годы перестройки, но при этом напрочь игнорировало могилы Первой мировой войны даже на смешанных русско-советских военных кладбищах. На военном некрополе Пьерпон (департамент Мёрт и Мозель) похоронено 493 солдата, погибших в Первую мировую войну, и 58 — погибших во Вторую мировую, но Министерство учитывает только последних. Или взять крупнейший русский военный некрополь во Франции в г. Мец (департамент Мозель), где похоронено 1280 русских и 443 советских солдата, — Министерство упоминает только одну из двух братских могил последней войны.

Памятник Герою Советского Союза Василию Порику. Первый из советских памятников, установленный во Франции (1968 г.). Энан-Бомон (Па-де-Кале)

В Абурдене, где могилы солдат двух войн расположены вперемешку, советский военный атташе переписал только фамилии, относящиеся ко Второй мировой. Учётная карточка датирована июлем 1991 года, но до сих пор не претерпела ни­ каких изменений. Также в данных Министерства до сих пор фигурируют солдаты, похороненные первоначально на русском кладбище в Мурме- лоне, а затем перезахороненные на Советском мемориальном кладбище Нуайе-Сан-Мартэн. Этот ме­мориал был создан уже в на­чале восьмидесятых годов. На него предполагалось перене­сти могилы советских солдат, чтобы их сберечь от уничтоже­ния и обеспечить уход. К сожа­лению, мемориал по сей день строится, а перенос могил осу­ществлён лишь частично.

Генеральное Консульство России в Страсбурге во време­на возглавления его Владимиром Коротковым провело большую работу по установлению точно­го числа захоронений, но учи­тывало лишь французские во­енные некрополи, не приняв во внимание немецкие и британские. А только в Монтмеди на немецком воен­ном кладбище похоронено 126 русских солдат. Не были учтены также двой­ные фамилии на крестах.

Могила советских солдат, погибших в Сопротивлении: Михаила Ершова, Александра Ковалёва, Владимира Антоненко и Евгения Краснопёрова. Погибли в 1944–1945 гг. на острове Олерон

Мне на сей день удалось собрать информацию о 266 захоронениях во­инов русской императорской и советской армий. В это число не входят такое широко известное клад­бище, как Сен-Женевьев-де-Буа, и менее известные — Батиньоль (Париж), Пасси (Па­риж), Аснье (Париж), Кокад (Ницца), Ментону и тому по­добные, а также объекты вре­мени войны с Наполеоном, ка­ковых около десятка.

Из этих 266 — 89 кладбищ времени Второй мировой вой­ны и 5 из них с числом похоро­ненных более 1000 человек…

Кресты и пирамидки на могилах русских солдат императорской и советской армии, памятник русским солдатам двух мировых войн на кладбище г. Агно. Установлены 28 апреля 2005 года консульством России в Страсбурге

Если называть общие цифры, то на всех кладбищах Франции похоронено около 9000 русских военнослужащих, погибших во время Первой ми ровой войны, и 8000 советских военнослужащих и гражданских лиц, по­гибших во время Второй мировой войны, не считая концлагерей Бан-Сан-Жан (23000 погибших советских пленных) и Струтхоф (1600 погибших), Британских Нормандских островов, и без учета HiWi5

На сегодня во Франции установлено 20 памятников погибшим во вре­мя войны, из них: 3 — Украиной, 1 — Грузией, 7 — Францией (Норман- дия-Неман); 18 обелисков, 9 мемориальных досок, сделано 6 надписей на военных памятниках, построены: одна церковь, один монастырь (Мурмелон), французскими детьми посажено одно памятное дерево…

Так получилось, что я оказался с се­мьёй во Франции, к чему не стремился и не был особенно готов, а потому пе­реезд в другую страну стал достаточно серьёзным моральным переживанием. Но когда я узнал о могилах русских сол­дат, то был потрясён в первую очередь их числом, а уж во вторую — полным забвением. Как-то особенно близко к сердцу принял судьбу советских плен­ных, которые ходили вот тут же, по тому же городку, что и я, но им было много хуже, чем мне. И вот их могилы безвест­ны, родина их не помнит, родственни­кам не предоставляется возможность их отыскать. Я открыл сайт, стал публико­вать найденную мной информацию обо всём, что связано с нашей армией во Франции, в память о тех, кто не вернул­ся с войны, и в назидание живым…

Могила лейтенанта советской армии Алексея Деренвенского (вернее всего, Деревенского). Сена-и-Марна

Общая европейская тенденция се­годня направлена на сохранение всех воинских захоронений, а их очень много и в других странах. Но основная проблема здесь в нас самих, и в отношении нашего государства к могилам своих граждан, а тут далеко не всё благополучно. Можно понять, что зе­мельная аренда под любой могилой имеет чётко ограниченный срок ис­пользования, и это хоть как-то объясняется реальной нехваткой земли. Но ничем невозможно оправдать брошенные на чужое попечение могилы на­ших сограждан, русских и советских солдат, свято исполнивших свой долг и получивших за это лишь полное забвение.

Сергей Дыбов. Франция хранит могилы белых и красных русских. // «РУССКИЙ МIРЪ. Пространство и время русской культуры» № 4, страницы 381-386

Скачать статью

 

 

Примечания
  1. Частная организация ветеранов, служивших в Первую мировую войну в Русском Экспеди­ционном Корпусе. Ныне это Ассоциация Памяти Русского Экспедиционного Корпуса, во Франции ей руководит князь Сергей Сергеевич Оболенский. Ежегодно проводят меропри­ятия в память о русских солдатах, погибших во Франции в Мурмелоне.
  2. Сейчас это воинский участок гражданского кладбища в городе Агно.
  3. http://memorial-genweb.org/
  4. http://obd-memorial.ru/
  5. HiWi от немецкого Hilfs Willige — Добровольные Помощники — вспомогательный персо­нал Вермахта, набиравшийся из числа советских пленных. На некоторых немецких военных кладбищах встречаются русские могилы с подобной аббревиатурой.