Алексей Грякалов. Памяти Ауэзхана Кодара

54 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

9 июля 2016 года скоропостижно скончался Ауэзхан Абдираманович Кодар.

Известный казахстанский двуязычный поэт и драматург, литератор, культуролог и философ, литературный критик, переводчик и яркий пуб­лицист. При всём богатстве интересов, забот и свершений по душевному складу он был поэтом, а главным делом последних лет считал издание ли­тературно-философского журнала «Тамыр». Это был литератор и мысли­тель времени, когда встали острейшие вопросы о национальной культуре, о вере, об отношении к традиции, о путях утверждения смыслов жизни. На страницах редактируемого им журнала встречались философы, культу­рологи, поэты и критики из многих стран. Один из смыслов слова Тамыр — источник, дающий жизнь, родник, создание родства. Ауэзхан Кодар — автор книг «Порог невозврата», «Антология казахской поэзии», поэтиче­ского сборника «Круги забвения» и многих других.

Родился Ауэзхан Кодар в 1958 году в Кызылординской области. С раннего детства был инвалидом. Закончил юридический факультет Национального университета, стал кандидатом философских наук, ис­следователем актуальных проблем современной культуры. На казахский язык он перевёл произведения Мартина Хайдеггера и Хосе Ортеги-и-Гас­сета. С русского языка перевёл драму Евгения Замятина «Атилла».

Творческое двуязычие Кодара — выдающийся вклад в переводческую практику и настоящая школа художественного и философского диало­га русского и казахского языков. Одним из главных этапов в искусстве Кодара надо считать перевод на русский язык поэзии средневековых ка­захских жырау. Тем самым открыты перспективы для вхождения поэзии сказителей в русскую и мировую культуру. А для того, чтобы сохранить дух и букву оригинала, поэзию и синтаксис подлинника, Ауэзхан Кодар снабдил подстрочные переводы жырау комментариями и примечаниями. Неудиви­тельно, что переводы стали открытием поэзии жырау для русскоязычного читателя. Традиционное прошлое никогда не рассматривалось Кодаром как нечто отдалённое — оно присутствует не только в любовно и бережено подготовленной им антологии казахстанских поэтов, но и в его собствен­ных стихах, рассказах и философских работах. А в романе «Порог невоз­врата» сошлись в едином пространстве произведения силы современной жизни и демоны прошлого, как всегда — умирающие и мстящие.

Ауэзхан Кодар — лауреат многих литературных и гуманитарных пре­мий. Его стихи переведены на корейский и украинский языки. На англий­ском языке в 2004 году вышла его книга «Цветы руин». В Союзе писателей Казахстана он курировал творчество молодых авторов — его разборы и со­веты оказали поддержку многим. Кодар входил в состав Союза писателей СССР и Казахстана, работал редактором секции художественных и лите­ратурных переводов в Союзе писателей Казахстана. В течение ряда лет возглавлял Институт культурной политики и искусств. Был награждён орденом «Парасат».

Своё творческое двуязычие Ауэзхан Кодар — при всём различии пись­ма и переживаний — рассматривал как особую призванность и ответствен­ность перед двумя культурами. Он говорил, что его стихи на казахском полны какой-то языческой радости жизни, в то время как стихи на русском полны грусти, — каждый язык ведёт себя как собственник, требуя любви и внимания. Самое главное для него, по собственному признанию Ауэзха- на, семья и журнал. В его творчестве это было неразделимо. Так он считал: нужно любить близких и родных людей и служить литературе.

В альманахе «Русский Μiръ» совсем недавно выходила подборка его стихов, он был рад, что стихи вышли в России и особенно — в Петербурге.

…Возвращаясь из Китая, сверху я различил на земле тёмные точки, вы­строенные будто бы в каком-то устремлённом порядке. И тогда подумал, что это стада. Оказалось, что это озёра. Ауэзхану понравился образ стран­ствующих озёр — движутся, постоянно пребывая в своих собственных топосах существования. Это побуждало к мысли о некоем бессмертии творчества, подобном самой жизни. И об этом сказано в словах:

Безоружным смело скачи на врага —
Тенгри знает, где твоя смерть.

Это из его переводов на русский язык стихов сказителей-жырау.

Он никогда не жаловался и всегда говорил заботливо о других. Но ино­гда в разделённый тысячами вёрст разговор вдруг вкрадывались слова о смерти. И тогда я в ответ говорил, что он должен долго жить: «Иначе кто же будет хранить меня? ».

Но тогда казалось, что в бесконечном мире это от нас очень далеко.

Озёра по-прежнему странствуют в своей природной жизни. Кто-то напишет о них и о многом другом, что воспел в своём творчестве поэт-мыс­литель Ауэзхан Кодар. В современном Казахстане он был хранителем род­ного бытия и вместе с ним русского мира. И в родовом воодушевлении творчества всегда будут присутствовать произведения поэта и философа Ауэзхана Кодара.

Алексей Грякалов

Алексей Грякалов. Памяти Ауэзхана Кодара. // «РУССКИЙ МIРЪ. Пространство и время русской культуры» № 10, страница 443-445

Скачать текст