Светлана Кёлер. Стихи

77 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Родилась 25 февраля 1965 года в Ленинграде. Училась на английском отделении филологического факультета ЛГУ. Преподавала английский язык, занималась художественным переводом, несколько вещей было опубликовано. В 1994 году переехала в Германию. В настоящее время живёт в Лейпциге, преподаёт немецкий как иностранный, а также английский языки. Стихи начала писать несколько лет назад, ранее не публиковалась.

* * *

Я знать хочу, где голос мой живёт:
О, истинный! Единственный, единый
— Пусть будет братом, другом, господином,
Всё горло и всю душу заберёт.

Не совестно ли заливаться вам,
Сирены, многословием фальшивым?
Не верю я ни жирному нажиму,
Ни жалобам, ни жути, ни слезам.

Я быть хочу, где голос мой — забыт,
Приму его обиженным калекой,
Ведь голосу, поди, как человеку,
Дано менять свой внешний звук и вид.

Я знать желаю, что это за звук,
И часто ль восприятию доступен,
И много ли от наших важных мук
В нём — что большим молчанием уступлен.

* * *

Правда иль я брежу? Выйти и вдруг — свежесть.
Всей шириной — ветер В самую грудь метит.
Мир, желтизной спелый, Всё ж новизной — смелый.
Нам, в простоте зрячим, Заново день начат.

***

Быстроногая скользкая мука:
Я бегу по беспамятству звука —

Что восторгом большим не заслужен,
Неуживчивым ухом заужен.

В обстановке тончайших отсутствий
Я гонюсь за уклончивой сутью.
Выдувая химер откровенность,
Я влетаю в свою — достоверность.
Эти мысли на уровне чувств!
Я словам у молчанья учусь.
Годы — пух, а минута длинна,
Я учусь у полёта без дна.

Скользкий бег по поверхности слов:
Эта ясность на уровне снов!

В исчезание, знание бег,
Ускользанье на уровень нет.

***

Мощь — в кулаке зажав,
Бережёшь ревниво,
Ночь! Ты могучий сплав,
Приближенье взрыва.

Разве ничто бывает
Густым и тёмным?
Точкой, чтоб разорваться
Шатром огромным.

Центр, средоточье нор,
Сердцевина грота,
Цену назначь, о ночь,
Своему полёту!

Жилы напрячь и рваться
Из тьмы чернильной,
Чтоб навсегда остаться
Взрывным и сильным.

Тьма, метеор,
Мотор, воплощенье воли.
Боль? Сей задор —
Наркотик от всякой боли.

Сердца двоякий фатум —
Искать опору,
Греться: нутром из ваты,
Ядром напора.

* * *

Я задумчиво штопаю дыры на платье старинном,
Чтобы до полу мягкие складки спадали шурша
И усталой хозяйке неспешное утро дарили,
Своё дело над временем тихо и плавно верша.

Желтизне не сдающийся сад за окошком маячит,
И колышатся пышные ветки на мокрых ветрах.
Вот и я упоительным шелестом стала богаче,
С той поры, как заштопала старое платье в цветах.

Пусть поднимет меня над землёй пролетевшее время,
Словно шарик воздушный, подол величавый раздув,
И вовек не позволит спуститься туда, где, старея,
Марширует случившийся день в календарном ряду.

О, короткое солнце победы над тем, что мешает
Стать листвою и садом, себя без следа посвятив
Двуединой задаче молчаний и мерных шуршаний,
Своё время безвременью щедрой рукою вручив.

Догорает игра Значений и умолчаний,
Осень — это ветра Верчений и распаданий.

Между этим и тем Разжатый и вольный воздух.
Расползание тел,
Разгул и раздолье мозгу.

Сор несобранный, сон без яви,
Но ведь кому-то,
Может, время сплошных слияний Казалось мукой.

Забытым небом данность горит,
Позволь ей стать сильнее обид.

Как смеет сей смехотворный лёд
Держать в узде своеволье вод?

Свежа, как страсть, извечная новь,
Позволь ей стать достоверней слов,
Что службы смыслов слепой улов,
Она ж — паренье, прозренье снов.

На вид пугающе холодна
И коже нежной в том не равна.

А стать сумеет — насущней чувств,
От всех ночей у неё лечусь.

***

Тишь, чтобы слышать, тьма, чтобы видеть,
Шорох глуши — единенье нитей.

Воля: в неважности ветер вязнет,
Воздух и грудь — возрожденье связей.

Дрожь, сквозь помехи душевной мути,
Дело груди — возрожденье сути.

День: распадения воздух кислый,
Дело груди — освеженье смыслов.

Сквозь оболочек жёсткую небыль
Смысл — сопряженье груди и неба.

Зря: первозданный, от цели чистый,
Свет ради света, смысл ради смысла.
Я с грустью справилась, открыв в себе пространство,
Где одиночество — доверие дождей,
И отыскала теплоту и постоянство
В свободе сущего от доли и людей.

И бездну, чудится, ничем не искалечить,
Она соперница вселенской пустоте,
Но, мудрость странная, сумеешь ли перечить
Ударам страха, разорений и смертей?

И если ужасы попробуют отбросить
Меня назад, в людскую логику судеб,
Свои усилия — сумеешь ли утроить,
Свечи огарок раздувая… до нигде?

***

Сегодня луна на ужин,
Раздумье и тишина,
И если мне кто-то нужен,
То я не вполне одна.

То шапка с души не снята
Людских и слезливых дел:
Одна, но не так, как надо,
Не так, чтобы ветер грел.

Земля отозвалась молча:
Мол, доля — одна у нас,
И мрак шерстяною толщей
Заштопал последний лаз.

А там, где я странно греюсь,
Беспамятна и вольна,
Какое теперь паренье,
Какая в крови весна.

Плотности пленница, плоть болеет
Небом — неверности сном весёлым.
Миг от наличия отделений —
Краткий триумф над землёй тяжёлой.

Бунт оболочки — блеск отчужденья,
Ласка величий в лёгком полёте.
Суть красоты есть обособленье
Виденья: бег виденья от плоти.

Суть распадений, ржавых старений —
Красок и контуров оспоримость,
Сквозь воздух створчатый — рас-творенье,
Пропуск в незримость, неуязвимость.

Панель распластанных тел,
Полётов, полей предел.
Тупик, закупорка, мрак,
Пленённых падений прах.

Поломки, плоти улов,
Вниз — сердце, что легче снов.
В душе вышина больна
Виденьем, идеей дна.

Груди, пригвождённой дном, —
Долг дрожи, дорога, дом.
Держаться: дерзости сбой,
Асфальтовых стёкол боль.

Лететь — рукояти смерть,
Разъяты душа и твердь.
Венец одиноких дел:
В груди победить предел.

Рыбы парение, водопад
Скользкий и хладный,
Мысли серебряные горят
Рыбьим нарядом.

Гладь или луч сподручно ль ловить:
Нема и маюсь,
А в незапамятные слои
Не опускаюсь.

Что там: безобразна и бела
Довлеет глыба —
Или цветной небывалый хлам,
Ручная рыба?

***

На полпути быть найденной,
У крайнего — украденной.

Не верной, не отмеренной,
Отверстой вести вверенной.

Не каменной, не купленной,
Капризному уступленной.
Без промысла, без помысла,
Способной плавать вполвесла.

Дорогой, долей сдавленной,
Способной стать оставленной.
Лишь полое восполнится,
На полпути быть вспомненной.

***

Погоды отдаление:
Явлений верный вид,
Посторонись, видение!
Ток веденья в крови,
Отвязанной от верности…
Разверстое, держись!
Развеянное без вести —
Засасывает мысль.

Робости рвенье
(«С вами я вместе!»),
Рабство горенья,
Верность протеста.

Сцеплены зубы,
Сцеплено сердце,
Линии грубы,
Вести оседлы.

Выхода холод!
Бунт, оборона —
Клейкий осколок,
Ужас урона.

***

Шкурами — сушатся души, висят.
Колья ограды
Издали (циркули, иглы) грозят
Яблоку взгляда.

Жалости ужас, снижение шей
Чутче, печальней —
То обладатель клыков и ножей
Плачет о дальнем.

 

Светлана Кёлер. Стихи.// «РУССКИЙ МIРЪ. Пространство и время русской культуры» № 9, страницы 238-244

Скачать текст