Алла Ивашинцова. Псковский бестиарий

204 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

 

 

 

 

 

 

Алла Ивашинцова, поэтесса и художница

В 2005 году вышла первая книга ее стихов «В этих снегах». Постоянная участница международного фестиваля искусств «Сергей Осколков и его друзья». Картины и коллажи экспонировались на ряде выставок в Петербурге. На ее стихи композитором Раисой Мурзиной написан музыкальный цикл «Жемчуг со дна». Студией “SoHm Soundstudio”, “Acoustic Line” выпущен диск под аналогичным названием. Готовится к выпуску новая книга стихов «Семистишие», включающая кроме самих стихов, репродукции картин и два диска: «Музыкально-поэтические медитации. Пространство души» и цикл песен в авторском исполнении актрисы «Театра на Васильевском» Елены Мартыненко.

 

 

«Самосознание отделяет человека от жизненного мира и от себя самого. Все более трагично звучит вопрос: Кто я? Зачем я? Вопрос классический. Вопрос о смысле жизни. И все менее остается надежды получить ответ на этот вопрос…
Животные воспринимают реальное без навязанной технологической цивилизацией цензуры. ….
Животное может жить в чистом мгновении».

Татьяна Горичева
«Молчание животных»

***

Коровы, тёлки, пастухи,
луга, забывшие стада.

Охаянная коровья мудрость.

И не кормилица,
и не домашний оберег,
и тот, единственный ,
сорвав кольцо,
не мчится по дороге.

В свирельной памяти
я подойду к реке,
напившись облаков кудлатых,
заставлю детство вспомнить всех
мычанием протяжным.

***

Понять бы вой,
несущийся из леса.

Нет горечи непознанного мира
и не от голода отчаянные крики.

Луна блестящим шаром катится во тьме,
зовёт ли памятью далёких предков
иль бередит волнение в крови?
Была бы я волчицей серой,
инстинктом заполняя сердце,
капкана ужас обходя,
подняв глаза, ушами прядая,
ловя небесных струй
неясное движенье,
касаясь ноздрями летящих волн,

музыкой — что любви лишь уступает,
заполнила б молчащее сознанье.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***

А если б я была зайчихой,
чихала бы на все несчастья.

Отпрыгнув в сторону,
несясь вперёд,
не слыша сердца стук,
зигзаг — мой путь.
Перебирая лапами пути разметку,
почти летя через поля
до видимого леса,
собрав себя в комок,
назад по диагонали,
зароюсь в снег, замру, затихну.

Летящий штрих ноздрей,
несправедливости волненье.

Покой — как редкостное наслажденье.

***

Разнежившись
с колен стекает кошка,
в косые тени, стерегущие пространства.

На липе аист ангельски топорщит крылья
на демонов, на дьяволов,
на тёмные предчувствия ночи,
куда уходит зверь пушистый,
зрачки сужая, вытягивая тело,
с хвоста сгоняя лень, уют тепла,
родство с домашней утварью,
и тварью хищной
живую плоть терзает.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***

Жабий жребий прост
и в замирании не весел.

Фурфыря бородавки,
придерживая каменные веки,
пронзительно глядя из глубины веков,
на почве распластавшись,
молниеносным выбросом
в изыске тонком языка
порхающим и легковесным
липучесть низменную
ехидно преподносит.

***

Безногое гибкое тело
скрутится в кольца,
как вокруг головы
коса девицы,
мечтающей соблазниться.
Менять стареющую кожу, но не натуру.

 

Напрягшись,
из переживаний прежних,
не защищенная,
с незримой нежностью,
сгрызая
чешую с хвоста,
я понимаю вечности
закрытость.

***

Гордыня, роскошь, искушенье,
жара, веселье, ненасытность —
всё это для кого-то, который где-то,
влекущий, как золотой телец.

А я же Мелузина —
и не змея, не рыба.
На голове корона,
а чрево так зверино,
округлая хвостина,
в драконовских извивах
и в блёстках чешуя.
На холоде водицы
с слезами серебра,
на тайне знания,
боясь огня,
гадаю, вопрошая:
«Где смысл, где причина?»
И не сплелись две нити,
и не понять Творца.

Деревня Дуброшкино 2006 г.

 

Алла Ивашинцова. Псковский бестиарий. // «РУССКИЙ МIРЪ. Пространство и время русской культуры» № 2, страницы 203-206

Скачать стихи